Что будет с рублем и ценами в 2022 году

Автор статьи

Анастасия Перова

2 минуты на чтение
2 просмотров

Жителям России стоит готовиться к высокой инфляции и нулевому росту, прогнозирует экономист Игорь Николаев.

Многие люди в нашей стране все больше боятся будущего. И в списке забот одно из первых мест занимает следующий вопрос: «Удастся ли если не улучшить, то хотя бы сохранить наш нынешний уровень жизни?»

Что будет в следующем году с курсом рубля, ценами на нефть и газ, с высокой инфляцией и как будет себя чувствовать Россия в целом? Продолжится ли рост восстановления 2021 года, или мы снова попадем в стагнацию, как это было за несколько лет до ковида?

О перспективах российской экономики в этом году обозреватель «Росбалт» поговорил с директором Института стратегического анализа Игорем Николаевым.

– Каковы ваши прогнозы по основным параметрам развития отечественной экономики в новом году?

– Думаю, 2022 год будет спорным. Банкротств, скорее всего, не будет много, но и серьезного роста мы не увидим. В то же время эффект низкой базы, спровоцировавший рост в 2021 г., уже прошел официальный прогноз) или даже выше. Таких темпов роста в этом году мы, наверное, не увидим.

На самом деле, если вы сможете оставаться на положительной территории и не попасть на отрицательную, это уже будет хорошо. Скорее всего, у нас будет «рост» где-то в нулевой области. Ведь эти темы «роста» мы наблюдаем уже 10 лет после кризиса 2008-2009 годов. Затем был провал в минус в «ковиде» 2020 года, затем временный отскок в 2021 году. А также, скорее всего, мы снова окажемся в застойном положении.

– Что вы можете сейчас сказать о возможных ценах на энергоносители в следующем году с учетом их динамики в прошлом?

– В целом цены на нефть и другие товары в этом году должны быть на достаточно высоком уровне. Это связано с тем, что мы сейчас находимся в начальной фазе так называемого энергетического перехода крупнейших экономик мира на более экологически чистые виды сырья. На данном этапе, вслед за интенсивным уходом ряда развитых стран от традиционных углеводородов, цены на уголь, нефть и, тем более, на газ, как мы видим, растут. Этот эффект сохранится и в 2022 г., поскольку реструктуризация энергетических балансов — дело инерционное и быстро не происходит.

цены на нефть, скорее всего, будут прыгать около порога в 70 долларов за баррель. В итоге особых рисков для рубля отсюда ждать не приходится.

– Да, сейчас мы видим определенное укрепление рубля…

– Но есть и другие риски для российской национальной валюты. Например санкции. Вероятность последнего может сохраняться в течение всего года. Небольшое ослабление рубля в 2022 году вполне возможно. Во второй половине года доллар в России может стоить около 80 рублей, а евро около 90. По сравнению с текущим курсом российской национальной валюты это небольшое снижение, особенно если учесть, что цена на нефть у них низкая скорее всего на достаточно высоком уровне.

– Какие факторы говорят в пользу небольшого, но ослабления рубля?

– Неопределенность экономической ситуации в стране высока, санкционные риски значительны. Макропоказатели российской экономики также будут не очень хорошими. Как я уже отметил, если к концу года нам удастся остаться в плюсе по темпам роста ВВП, то он будет очень позитивным, и поэтому, я думаю, мы останемся около нуля процентов.

– А как на ваш взгляд с инфляцией в этом году?

– Он останется высоким, потому что в этом сохранятся все факторы, которые предопределили рост цен в прошлом году. Это и внешние проблемы, например высокие цены на сырье и злоупотребление административными механизмами внутри страны, и хроническая проблема недостаточной конкуренции на внутреннем рынке, которая была, есть и будет в российской экономике ближайшее будущее. Сюда же можно отнести такой фактор, как российские антисанкции, а также переоценку возможности влияния на инфляцию монетарными методами.

Мы считаем, что, изменяя ключевую ставку, можно привести рост цены в желаемый диапазон. То есть 4 процента на область. Однако в 2022 году это вряд ли удастся. Мой прогноз таков, что инфляция к концу года составит 8-10 процентов.

– Чем вы объясните довольно странную ситуацию, когда цены на тот же газ были просто безумными, цены на нефть были достаточно приличными, но при этом сохранялась высокая инфляция, особенно рост цен на продукты?

– Здесь нет противоречия. Экспортируя тот же газ, мы импортируем высокую инфляцию. Высокие цены на газ «сидят» в стоимости многих товаров, ввозимых из-за рубежа. Поэтому, с одной стороны, нам выгодны такие цены на энергоносители, а с другой стороны, на внешних рынках высокая инфляция, которую мы импортируем обратно. Кроме того, это увеличение стоимости импортных товаров далеко не полностью компенсируется. Есть некоторая задержка, так что эта инфляция в виде удорожания импортных товаров еще не раз к нам вернется.

Однако инфляцию нельзя объяснить только внешними факторами. В нашей стране стало традицией манить за границу. Дескать, если бы не “там”, то у нас все было бы хорошо. Однако без «них» нам не обойтись. Есть и негативные внутренние факторы.

– Который?

– Я уже говорил об отсутствии конкуренции на внутреннем рынке, можно также вспомнить о недостаточно эффективном регулировании тарифов естественных монополий, о директивных механизмах замораживания цен. Например, в конце прошлого года государство в лице Минпромторга подписало соглашение с производителями минеральных удобрений. То есть регулировали, кому и по каким ценам они должны поставляться на внутренний рынок. Нет сомнений, что это также приведет к росту цен в стране. Фактически это Госплан и Госснаб в прежнем виде. Они не только устанавливали фиксированные цены, но и кому, в каких объемах поставлять эти удобрения.

В результате получится то, что мы видели год назад, когда цены на сахар и растительное масло были заморожены. Такие меры стимулируют рост цен на другие товары. Производители и продавцы решают, что если сегодня заморозили цены на сахар и растительное масло, то нет никакой гарантии, что то же самое не произойдет и с другими товарами. В результате они начинают медленно и активно увеличивать стоимость своей продукции. И тогда мы задаемся вопросом, почему при прогнозе инфляции в 3,7%, запланированном на 2021 год, мы на самом деле достигаем 8,5%.

* – некоммерческая организация, зарегистрированная Министерством юстиции Российской Федерации в реестре НКО, выполняющих функции иностранного агента.

Добавить комментарий

Рекомендуем похожие статьи